Домой Новости Украины Янукович три года у власти: построенна ли «Украина для людей»

Янукович три года у власти: построенна ли «Украина для людей»

13
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Три года с Януковичем. 25 февраля 2010 состоялась инаугурация президента, который пришел к власти, обещая «услышать каждого» и построить «Украину для людей».

Как изменилась страна за эти три года? Выполняются обещания, которые давались избирателям? Мы решили напомнить несколько положений из предвыборной программы Януковича и сравнить с сегодняшней реальностью. Ситуацию в экономике прокомментировал президент Центра экономического развития Александр Пасхавер, ситуацию с правами человека — правозащитник Евгений Захаров, состояние дел в борьбе с коррупцией — президент Transparency International Украина Алексей Хмара.

1. ЭКОНОМИКА

«Моя цель — Украина в 20-ти наиболее экономически развитых стран мира» (из предвыборной программы Виктора Януковича)

Александр Пасхавер: «В обществе есть ощущение близкой экономической катастрофы».

«Оценивая достижения президента в экономике, мы должны помнить, что все эти три года были годами мировой стагнации. А мы очень слабая экономика, мы очень зависимы от мировых тенденций. Поэтому надо иметь в виду, что президент работает в непростых условиях. Это первое. Второе — его ошибки. Он сделал так, что никто не хочет иметь с ним дело. Никто не хочет давать деньги, никто не хочет инвестировать в украинские проекты — ни Запад, ни Россия. И третье — может, самое важное. Когда он пришел, то интеллектуалы из его команды довольно умело указали на те реформы, которые нам нужны в экономике. Они их обозначили, они их включили в свои планы. Но с самого начала было понятно, что эти реформы противоречат интересам этой власти. Потому что эта власть делает то, что делали все остальные власти, но ... как бы это сказать ... она не стесняется. Т.е. для нее совершенно естественно, что власть — это прибыльный бизнес, иначе зачем она нужна! Этот тезис нынешние руководители государства воспринимают буквально, прямолинейно. И поэтому они по определению не могут делать эти реформы. Они не могут давать реформы, связанные, например, со свободой предпринимательства, с уменьшением роли государства. Ну это же просто прямой убыток!

И эти три названные факторы для нас, для граждан, состоящих в какое-то ощущение близкой экономической катастрофы. Денег никто не дает, реформы не идут, экономика очень слабая, к тому же в мире стагнация. Куда, спрашивается, бежать? "

2. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

"Правовые реформы ... соответствовать европейским стандартам демократии »(из предвыборной программы Виктора Януковича)

Евгений Захаров: «Демократические ценности с внутренней политикой Януковича не сочетаются».

«Нынешняя ситуация с правами человека мне напоминает бочку дегтя с ложкой меда. То есть с начала президентства Януковича, в 2010-11 годах, длился активное наступление на права человека. Необходимость соблюдения прав человека игнорировалась полностью; была выбрана жесткая внутренняя политика, основанная на подавлении всех оппонентов власти. Для этого применяли уголовные преследования по политическим мотивам, в Украине появились политические заключенные. В середине 2011 года стало ясно, что эта политика не имеет успеха, потому встречает сопротивление со стороны гражданского общества и подвергает власть на угрозу международной изоляции. В результате было решено политику изменить. Прекратить наиболее одиозные действия, которые заводят в тупик. И выполнять то, что требуют международные институты, — если это не угрожает властным интересам.

Отсюда и появилась эта «ложка меда». То есть можно сказать, что некоторые требования были выполнены. В частности, принят новый достаточно прогрессивный Уголовно-процессуальный кодекс, новые законы об общественных объединениях, о благотворительные фонды, разворачивалась система бесплатной правовой помощи, которой не было раньше. Все это имело целью показать, что украинское государство все же уважает права человека, демократические ценности.

Однако с другой стороны, все то, что с точки зрения правящей верхушки, несло угрозу ее интересам, абсолютно беспардонно отвергается. И в этом смысле внутренняя политика осталась такой же, как была, только стала более изящной. Уже почти нет новых уголовных преследований по политическим мотивам, их значительно меньше, чем было в 2010 — 11 годах.

Но, например, ни одна рекомендация Совета Европы относительно судебной реформы (кроме КПК) не была выполнена. Президент и его окружение не хотят выпускать из рук контроль над судами. И при президентстве Януковича суд потерял даже ту короткую независимость, которую он когда-то. Сейчас судейская ветвь власти полностью зависима от президента.

Еще Августин в IV веке нашей эры говорил, что государство без независимого суда это не государство, а шайка разбойников. Это остается истиной и в наше время. Невозможно совместить заявления о евроинтеграционных перспективах Украины, о демократических ценностях и внутреннюю политику Януковича. Они не сочетаются ».

3. БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ

«Я добьюсь, чтобы и президент, и рядовой гражданин были равны перед законом» (из предвыборной программы Виктора Януковича)

Алексей Хмара: «Сегодня президент Янукович воспринимается как именное олицетворение политической коррупции».

«Для борьбы с коррупцией нужна политическая воля. Ли она у президента? Когда он только пришел на должность, буквально вторым его указом был указ о создании Национального антикоррупционного комитета. Это должен быть единый координирующий орган для борьбы с коррупцией. Сейчас прошло три года, и вы можете спросить у людей: они что-то слышали о Антикоррупционный комитет? Вот уже более полутора лет он не собирается. В октябре 2011 года президент сказал, что нам надо собираться часто, буквально ежемесячно — и после этого собрания прекратились вообще. То есть можно уже сказать: политической воли нет.

Второй аспект, который многих интересует, — равенство всех перед законом. Есть люди надеются, что начнется борьба с коррупцией, воры и взяточники сядут. Два года назад многим казалось, что именно это и происходит. Были громкие скандалы не только с экс-чиновниками правительства Тимошенко, но и с господином Галицким, возглавлявший Госслужбу занятости, или в Крыму с господином Гриценко, который занимался земельными вопросами, с главой Госфинуслуг Волге ...

Таких скандалов было много, они касались политиков из разных лагерей, и поэтому можно было говорить: равенство перед законом, может, в Украине не работает, однако шансы оказаться на скамье подсудимых у каждого, независимо от политической принадлежности.

Но как только примечательны политические оппоненты были нейтрализованы — борьба с коррупционерами прекратилась. Хотя громких дел, громких фактов больше нет.

Поэтому принцип равенства всех перед законом сейчас не проявляется никак, хотя каждый из крупных чиновников — к сожалению, каждый, независимо от партийной принадлежности — действительно завязан в коррупционные схемы. И теоретически каждый может претендовать на визит правоохранителей.

Зато правоохранители сегодня заняты другим: государственным рейдерством.
И здесь мы переходим раз к третьей особенности нынешнего режима, активно начала проявляться. Три года назад, когда Виктор Федорович пришел на должность, мы слышали о рейдерстве как о бич российской экономики. Для украинских это было что-то из книг, из газет, с телеэкранов, — в реальной жизни такого было очень мало. Еще два назад, когда крупные олигархи делили между собой собственность, государство в это бы не вмешивалась, а только пыталась разруливать государственной рукой эти конфликты. Но в конце концов сегодня государство стало едва ли не главным рейдером в Украине. Фискальные, силовые ведомства от имени руководства страны, включая президента, забирают бизнес у одних, переводят на других. И сегодня все более популярным словом стало слово «Семья». Который совсем ничего не имеет общего с понятием семьи, а скорее понимается как мафия или клан, есть итальянский буквальный перевод.

И, собственно, когда мы говорим о борьбе с коррупцией — то сегодня те люди, которые были призваны ее ограничивать и с ней бороться, именно эти люди чаще всего ассоциируются с большой политической коррупцией, с проявлениями рейдерства. Сегодня все больше говорят о прямом участии «Семьи» и окружение президента в управлении огромными активами в Украине.

Я должен признать: мелкая бытовая коррупция в Украине — в больнице, в школе, на дорогах — какая была, такая и есть; стабильно негативная ситуация; ничего не поменялось. Я должен отдать должное: с коррупцией административной, с которой сталкивается бизнес, сейчас понемногу наводится порядок, продвигаемся к лучшему: дерегуляция присутствует, в онлайн выводят много услуг, упрощают начало бизнеса.

А вот с большой политической коррупцией — с тем, что, например, в Межгорье происходит, или с теми скандалами о разбазаривании бюджетных средств, о которых мы читаем в журналистских расследованиях на Украинской правде, — тут большая беда. Здесь, по моему мнению, стало значительно хуже, чем было. Сейчас чиновники по максимуму используют свое положение, чтобы быстро обогатиться. Сногсшибательно растут откаты и дерибан. Те, кто имеет доступ к бюджету, воспринимают бюджет ведомства или страны как свой собственный. И к сожалению, аппетиты чиновников отнюдь не ограничивают правоохранительные органы. Милиция и прокуратура служат скорее «цепные псы» на службе этих казнокрадов. Поэтому худшая, по моему мнению, именно политическая коррупция в Украине. Она дошла до того предела, когда воссмердело. Хуже уже, наверное, быть не может.

А если обобщить все сказанное — то сегодня лицо, наделенное высшей политической власти в стране, рассматривается как самый коррупционер. Такой, собственно, диагноз трехлетие президента Украины. Три года назад он начинал как борец с большой политической коррупцией, а сегодня в глазах общественности и международного сообщества выглядит как именное олицетворение политической коррупции в Украине ».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ