Домой Новости Украины Противостояние в медиа бизнесе будет длиться, пока обществу это интересно

Противостояние в медиа бизнесе будет длиться, пока обществу это интересно

29
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Вражда в медийном пространстве существует, пока в обществе существует на это cпрос. Придерживаться определенного уровня толерантности и не поддаваться на не всегда цивилизованный запрос общества — таковы задачи СМИ. Об этом и о том, как отличить право на собственное мнение от языка ненависти в интервью Радио Свобода поделился своими соображением ассистент программы «Европа в мире» из центра Европейской политики Василий Бельмега.

— Ненависть всегда связана с эмоциями, а эмоции — это всегда вещь, которая не очень объективная, так сказать четко, что есть ненависть, есть собственное мнение, это очень тяжело. Я думаю, на этой почве поэтому и возникает очень много конфликтов. Но непосредственно европейский рационализм отразил в своем законодательстве четко вещи, которыми нельзя спекулировать, или на почве которых нельзя разогревать эту ненависть. Этот вопрос и ксенофобии, и вопрос нетерпимости, и вопрос религиозной нетерпимости и так далее. Если на этой почве возникает нетолерантное поведение, это уже можно сказать, что имеет место ненависть.

— Существуют ли какие-то общеевропейские принципы ответственности за разжигание вражды?
Любая ненависть может иметь уголовную ответственность

— Конечно, эти принципы существуют и эти принципы существуют на уровне документов, принятых и Советом Европы, и документов, на которых базируется существования Европейского Союза как международной организации, как сообщества 27 стран, где четко указывается, что это сообщество, где уважаются права человека и нет ни расовой, ни этнической, ни языковой, ни религиозной дискриминации. Документы, определяющие, где может иметь место ненависть и чтобы избежать этого, они есть. И если мы говорим о правовых страны Европейского Союза, то эти документы выполняются, они не являются декларативными, любая ненависть может иметь уголовную ответственность и так далее. То есть в Европе это урегулированный институт общественной жизни.

— А есть ли статистические данные о динамике языка ненависти в европейских средствах массовой информации?
Вражда в медиа существует настолько, насколько существует запрос в обществе по этому поводу

— То, что речь ненависти присутствует, то это факт. Хочу сказать, что этот язык ненависти с ростом экономических проблем в Европе, она даже усилилась. Недавно состоялся визит Ангелы Меркель в Афины. Люди ее встречали, это был многотысячная толпа, который встречал ее с плакатами, где была и свастика изображена. Меркель обвинили во всех тех проблемах, которые сейчас существуют в Греции, экономических и так далее. А средства массовой информации использовали этот факт по-разному. Одни это подали как просто существующий факт, что греческое общество от восприняло Ангелу Меркель. Другие это подали под другим углом зрения. И в результате, например, сейчас немецкое общество думает: вот греки нашего канцлера так восприняли и они действительно думают, что мы такие. Моя точка зрения по этому поводу, что вражда в медиа существует настолько, насколько существует запрос в обществе по этому поводу. Задача медиа в таких ситуациях — выдерживать это определенный уровень толерантности и не поддаваться на не всегда цивилизационные запросы общества.

— Вы живете и работаете в Европе. Насколько часто Вам приходится слышать лексику, известную как язык вражды из уст европейских политиков, общественных деятелей?

— Это довольно хороший вопрос. Потому что, как мы знаем, уже несколько лет существует такая тенденция, когда вся политическая борьба сейчас ведется на телевидении, борьба, направленная на массы. Такие случаи в Европе. Я не могу сказать, что это очень часто. И например, если сравнить с украинскими реалиями, их меньше, но они все же случаются. Здесь еще вопрос, какую лексику они используют. Они не идут в сравнение с теми словами, которые могут быть использованы украинскими политиками на телевидении. Здесь в Европе есть такие неписаные красные полосы, через которые переступать нельзя.

— Господин Бельмега, а если сравнивать язык политической вражды в Украине и, скажем, в странах так называемой новой Европы, то где ситуация, по Вашему мнению, более опасна?

— Я не могу сказать, что общество слишком толерантное так же в этих странах, как и в Украине. В Украине и коннотация слов, которые используются политиками, чтобы оскорбить своих оппонентов, она гораздо острее и сильнее. Как это может быть воспринято обществом? Если мы помним, в Венгрии, например, попытки урезать там свободу слова и так далее, то это повлекло за собой массовые демонстрации. Общество просто не давало этого сделать. Сравнивать трудно конечно, потому что этот язык вражды, ее нельзя поставить на вес. Но мы можем говорить о том, что и гражданское общество, и закон собственно, в Центрально-Восточной Европе, он стоит на страже и противодействует таким явлениям в обществе.

P.s. Лучшая недвижимость Карпат только у нас

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ